Стратегические инициативы Президента РФ
Версия для слабовидящих
Версия для печати
ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ
Новости
Выдающиеся тверичанки: Татьяна Пассек
25.01.2021
Стать известным может практически любой человек. Как? Универсального «рецепта», конечно, не существует. У каждого путь к славе свой. Кто-то к ней идет всю жизнь, кого-то известным делает случай.

Сила духа, любовь к людям, служение семье и детям, бесконечное желание помогать другим, постоянное стремление к новым знаниям и жажда экспериментов, отвага или особый талант. Можно долго и много перечислять, что делает людей знаменитыми.

Тверская история хранит множество имен замечательных людей. Судьбы каждого, безусловно, достойны внимания. Они дают немало поводов для размышлений, меняют мировоззрение, восхищают, являются прекрасными жизненными примерами. Наш земляк, доктор культурологии, профессор Российского государственного университета им. А.Н. Косыгина Вячеслав Воробьёв долгие годы собирал материалы о тверских знаменитостях, их достижениях и победах. Особое место в его исследованиях занимает серия публикаций, посвященная известным женщинам тверского края.

Под рубрикой «Выдающиеся тверичанки» Министерство демографической и семейной политики Тверской области начинает опубликовать статьи Вячеслава Воробьева. Поскольку старт публикаций дается 25 января, в Татьянин день, то первой, о ком мы решили рассказать - это Татьяна Петровна Пассек - русская писательница, автор мемуаров, двоюродная племянница А. И. Герцена, она была издательницей популярного детского журнала «Игрушечка».

ГОЛОСА ИЗ ДАЛЬНИХ ЛЕТ
(Татьяна Петровна Пассек)

Если провести анкетирование наиболее образованных и начитанных людей современной России по теме «Самые талантливые русские мемуары», то воспоминания Татьяны Петровны Пассек «Из дальних лет» наверняка окажутся в первой десятке, как бы мы ни тасовали сообщество опрашиваемых (увы, не очень уж и обширное).
В чём секрет успеха этой книги, впервые опубликованной в журнальном варианте ещё в 1880-х годах? В ней есть все компоненты, на которых строятся лучшие мемуары: дух эпохи, известность персонажей, достоверность изложения фактов, потрясающая память автора, язык.

Центральный персонаж этих мемуаров, помимо самого автора, — Александр Иванович Герцен, и именно этот факт обеспечил неоднократное переиздание увесистых фолиантов. Ещё бы: основоположник русского социализма! Вспомним хотя бы известные ленинские слова: «Декабристы разбудили Герцена». Так что благодаря Герцену повезло и нам, читателям.
Но мемуары Татьяны Пассек интересны не только этим, тем более что сам Герцен позаботился об автобиографии, коей стали его знаменитые «Былое и думы». Он начал писать их с 25 лет и продолжал фактически до самой смерти. По объёму и содержанию этот труд сравнивают с «Войной и миром».

Вот далеко не полный перечень замечательных людей, с которыми Татьяна Пассек была коротко знакома и о которых оставила воспоминания: Аксаков, Бакунин, Вельтман, Сенковский, Огарёв, Герцен, Загоскин, Алябьев, Витберг, Грановский, Шевченко, Даль, Погодин, Лажечников, Щербина, Мей, Толстой...

Через два месяца после рождения Саши Герцена армия Наполеона вступила в пределы России, и ребёнка увезли в Корчевской уезд Тверской губернии. В имении Новоселье, между современными Конаковом и Дубной, он и переждал «грозу двенадцатого года», ещё не понимая хода истории, которую позднее попробует изменить. Здесь он впервые увидел свою «корчевскую кузину» — маленькую Танечку Кучину, с которой жизнь сведёт его близко уже в отрочестве. Нет сейчас ни города Корчевы, затопленного Московским морем, ни села Новоселье, ни храма святых апостолов Петра и Павла в нём. Но они сохранились в воспоминаниях Татьяны Пасек «Из дальних лет», и при известном воображении мы можем их наглядно представить и пережить с автором мемуаров немало интересных событий.

Татьяна Петровна Пассек родилась 6 августа 1810 года и провела детство в корчевском имении. Иван Алексеевич Яковлев, отец Саши Герцена, взял сыну хороших учителей и сам обращал сугубое внимание на его образование. Татьяна переехала в Москву, поступила во французский пансион, и богатый дядюшка Иван Алексеевич, заметив её тягу к знаниям и хорошее влияние девочки на характер и успехи сына, попросил отца Татьяны, чтоб тот позволил ей жить у них.
Неповторимое время юношеских стремлений и мечтаний, проведённое вместе! Жизнь сильно развела впоследствии Татьяну и Александра, но ничто не бросило тени на их память о дивной поре взросления рядом друг с другом. Татьяна писала в воспоминаниях «Из дальних лет»: «Детьми и отроками входили мы в жизнь, взявшись за руки. Волшебные образы рисовались перед нами в утреннем тумане жизни; он отражал светлый внутренний мир наш, видоизменяя формы мира внешнего. Вместе вступили мы в юность, полные восторга, грусти, радостей, молитв и упований».

Подростки постигали жизнь через историю и литературу, там они встречали людей, которым сочувствовали, чьи жизненные примеры пробуждали стремление к прекрасному. Оба они оказались способными на новые идеи и смелые порывы, которые находили выход в собственных литературных обзорах, исторических статьях и переводах. В липовой роще села Новоселье было живописное местечко, которое Саша назвал Эрменонвилем в память Жан-Жака Руссо; Таня и Саша часто ходили туда с книгами.

По просьбе отца Татьяна вернулась в Корчеву, чтобы помогать своей мачехе, взявшей для пополнения семейного бюджета нескольких учениц. Девушка с таким жаром принялась учительствовать, что взяла на себя все эти заботы. Вместо сухого и казённого преподавания, свойственного тогдашней школе, Татьяна живо рассказывала ученицам об исторических личностях и событиях, читала художественные произведения, географию преподавала по путешествиям. Воодушевлённые примером спартанцев, ученицы придумывали такие меры закалки, что позднее Пассек удивлялась, как удалось избежать простуд и даже смертей. На деньги, полученные за воспитание, Татьяна покупала цветы, лакомства и книги для учебных занятий. Ученицы искренне привязались к ней и плакали, когда настало время прощаться.

В 1832 году Герцен познакомил Татьяну со своим другом этнографом Вадимом Пассеком, впоследствии ставшим её мужем. «Любовь — путь к небу, — писала Татьяна своему жениху. — Мне бы хотелось указать на неё всему свету». И в трудные времена, когда семья терпела крайнюю бедность, мир не был нарушен ни одной ссорой. «Десять лет безграничного счастия были уделом нашим», — писала Татьяна. Счастливая корчевская юность и недолгие годы замужества, как оказалось, были даны Татьяне как награда за страшные испытания в последующей жизни. Муж умер через десять лет после женитьбы, в 1842 году. Малолетними умерли их дети, а Татьяна Петровна прожила десятилетия в безысходной бедности, сохранив благородство и достоинство.

Мне как историку очень близки мысли, высказанные Корнеем Чуковским: «Запах эпохи. Он не повторяется, — у каждого поколения своё лицо, выражение лица своё, раз навсегда, — и это лицо для всякого, изучающего историю, дороже всех войн, всех событий, всех перетасовок, ежедневно вершащихся на исторической сцене. Изучить стиль эпохи — это значит пережить её вновь. Изучить её события — это значит не узнать о ней ровно ничего. Вот почему нам так дорог каждый клочок исчезнувшего быта, каждый осколок былых нравов, обычаев, привычек, вкусов… Всё это снова живёт, снова движется, — и живёт и движется по-своему, своим собственным ритмом, — и подслушать этот ритм, отдаться ему, покориться ему дала нам возможность простая безыскусственная книга дочери отставного пехотного поручика Татьяны Петровны Пассек».

Жена поэта Николая Огарёва писала: «Русская, широкая, даровитая натура, Татьяна Петровна Пассек редкое явление в русской журналистике: уже весьма пожилая, она стала писать, талант её развивался, она стала энергично трудиться, мучимая страшной болезнью. Она не только трудилась, но умела заставлять трудиться и других, в ней была подталкивающая сила, вызывающая энергию других».

А Пётр Ильич Чайковский восклицал в письме к фон Мекк: «Как интересны воспоминания Пассек, и как я благодарен Вам за эту книгу! Мне нравится теплота, живость изложения и меткость, а также полное беспристрастие, с которым она характеризует молодых людей своего времени».

Уверен, дорогой читатель, что по прочтении воспоминаний Татьяны Пассек ты также включишь эту книгу в десятку лучших русских мемуаров, а может быть, и захочешь поехать под Конаково и посидеть в тишине липовой рощи в бывшем имении Новоселье, как, бывало сидели там почти два века назад Саша Герцен и Танечка Кучина.